Пятница, мая 24, 2024

_copyЛетние опросы должны быть максимально упрощены, никаких длинноногих («многочленных») шкал и ценностных вопросов («Считаете ли Вы…») - стоя на жаре, респондент ничего не считает, не поддерживает и не думает, кроме того, что очень жарко, скорей бы на море, под душ или кондиционер.

Вопросы должны быть сформулированы кратко и максимально конкретно (желательно в изъяснительном наклонении – с отражением фактического состояния дел, а не некоего гипотетического модуса реальности). Так, например, для определения активности электората, реальных рейтингов, антирейтингов кандидатов, партий, СМИ, формулировки как вопросов, так и ответов должны быть односложными и исключать какие-либо дополнительные толкования.

Такая одномерность и двухполюсность (да – нет - не знаю), конечно, может исключить вечно колеблющийся и сомневающийся электорат из семантического поля таких вопросов, зато на этапе построении и разработки стратегии кампании данное обстоятельство может оказать неоценимую службу.

Например, если у вас на округе около 30% избирателей точно намерены принимать участие в выборах (вариант ответа «да» при формулировке «да – нет - не знаю»), а остальные еще не знают (варианты ответа «скорее всего да», «не знаю», скорее всего нет» в расширенных формулировках) или точно не будут (вариант ответа «нет»), это означает, что именно эти 30% представляют собой наиболее «прочное» электоральное ядро будущих выборов и является носителями (выразителями) мнений, преференций и предпочтений данного округа, региона и т.д., под которые потом будет подстраиваться в ходе кампании остальное неопределившееся и полуопределившееся большинство. И работа именно с этим электоральным контингентом в ходе избирательной кампании может принести желательные плоды (не обязательно в виде прямой агитации или целевой обработки, а, например, в виде косвенного использования образов и стереотипов данной группы).

Точную прогнозную характеристику будущих выборов такая постановка вопросов, конечно, не даст, - но на предварительном этапе кампании она некому и не нужна, поскольку политическая диспозиция еще только формируется и не приняла устойчивый вид. Предварительная оценка электоральных (политических) симпатий избирателей округа определяет ту систему координат, в рамках которой будет разворачиваться общая избирательная кампания, а также общую мерность политического пространства данного округа, региона, города, которая может быть как линейной («свой-чужой»), так и многоплановой («свой среди чужих, чужой среди своих»).

Намеренное упрощение формулировок и уменьшение числа градаций шкальных делений в летних опросах предотвращает факт «субъективного кодирования» ответов респондентов анкетером при заполнении анкет (опросных листов) - интервьюер не должен выбирать между «низкий» и «очень низкий» или «безусловно» («однозначно») и «скорее всего» респондента на основании невербальных признаков (пожатия плечами, неопределенного выражения лица и т.д.), поскольку вербализацию подобных состояний респондент летом осуществить не в состоянии.

Лучше всего использовать 2-3-членные вопросы (типа да-нет, ниже-выше-среднее).

Использование многовариантных вопросов (вопросов с несколькими вариантами ответа) в летних анкетах должны быть сведено к минимуму. На наш взгляд, появление подобного вопроса вполне оправданно в случае измерения тех или иных позитивных величин: например, актуального политического рейтинга кандидатов (VIP’ов) или партий – в то же время применение данного вопроса абсолютно неуместно при измерении уровня их антирейтинга (во всяком случае, летом), поскольку наличие множественных вариантов ответа на вопрос «За кого бы Вы ни при каких условиях не проголосовали», особенно при измерении антирейтинга потенциальных мажоритарщиков, фиксирует не столько антирейтинг той или иной политической силы или лица (полное неприятие данного бренда), сколь его незнание и незнакомство с ним (с этим лицом или брендом).

Феномен «противсіхства», который обычно хотят зафиксировать подобным вопросом, у «пересічних громадян» в таких случаях возникает не как результат сознательного усилия или глубоких размышлений, а как раз наоборот, - как результат отсутствия какой-либо работы над собой или какой-либо рефлексии. Типичный пример: голосование на прошлых выборах за одного кандидата – разочарование в нем (по тем или иным причинам), а потому и нежелание голосовать за него вторично – и еще большее неприятие другого, противостоящего ему кандидата. Разочарование в первом кандидате можно померить и другим вопросом (в частности рейтинговым), а вот острое неприятие его оппонента при такой постановке вопроса теряется, поскольку вводит и первого, и второго кандидата в зону абсолютного зла (неприятия). Хотя это не совсем верно.

Так, если за второго (абсолютно нелюбимого) кандидата или партию данный избиратель не проголосует ни при каких обстоятельствах («чистый антирейтинг»), то за второго, - несмотря на свое раздражение, может все-таки при определенных обстоятельствах проголосовать, в частности, если в списке будут отсутствовать другие альтернативы.

В случае незнакомства или незнания тех или иных кандидатов (или партий), присутствующих в списке ответов, избиратель также склонен полагать, что он «ни при каких обстоятельствах за них не проголосует», особенно в начале кампании. Но что подобная постановка вопроса и ее результат может дать политтехнологу, и соответственно, заказчику? Фиксацию низкого уровня узнаваемости себя или конкурентов – да. Но это измеряется предыдущим вопросом (вопросами). Вся остальная информация абсолютно бесполезна (Представьте себе такую ситуацию. «За кого из перечисленных ниже лиц Вы бы не проголосовали ни при каких условиях: Горбачев, Ельцин, иванов, петров, сидоров?» - «Я бы не проголосовал за Горбачева (Ельцина), иванова, петрова, сидорова». Вопрос: кто победит? Или так: «Я бы не проголосовал ни за Горбачева, ни за Ельцина, ни за иванова с петровым и сидоровым вместе взятых». «Тогда я вообще на выборы не пойду и нечего у меня об этом спрашивать» - переменная, вычленяемая предыдущими вопросами анкеты).

Так, что мы считаем, что включать вопросы с несколькими вариантами ответа при изучении антирейтинга тех или иных политических сил и персон нецелесообразно (даже, если какая-то часть респондентов наряду с главными антилюбимчиками и антигероями имеет в голове еще и других антигероев и «подлюк» - вероятность отсутствия первых в списке не велика, если, конечно, анкетный список потенциальных участников предвыборной гонки был составлен правильно, а не подогнан под желания или комплексы клиента и отражает реальный политический расклад, а не тот осколок реальности, который клиент хотел бы видеть.

И последнее, для получения более или менее адекватного спектра субъектов мажоритарного избирательного процесса, мы бы советовали заказчикам и их штабистам включать в анкетный список потенциальных мажоритарщиков все более или менее значимые фигуры региона, округа, населенного пункта, даже, если у вас есть инсайдерские данные, что они не будут баллотироваться (ведь их политический вес и значение можно использовать в ходе кампании), а не ограничиваться узким набором родственных и оппонирующих фигур. Такой «гнездовой» (кластерный) принцип подбора оцениваемых (измеряемых) фигур (когда в список включаются только непосредственно интересующие заказчика фигуры) значительно сужает возможности для политического маневрирования в ходе избирательной кампании (или в ходе ее отсутствия) и не позволяет клиенту полноценно определиться со своим политическим окружением и средой (соперниками, «друзьями», врагами и мишенями, которых можно было бы использовать в политической игре).

Поэтому анкетный список потенциальных участников предвыборной гонки должен быть максимально полным и даже расширенным (в сторону «не-баллотирующихся» VIP’ов), а также включать предполагаемые элементы (героев и контр-героев) будущей политической игры. Возможно также изучение данного вопроса с помощью открытого интервью (с возможностью произвольного называния респондентом своих электоральных приоритетов).

В целом, основное требование к качеству социологической анкеты – это ее адекватность и смысловая простота, однозначность, предполагающая отсутствие множественных интерпретаций и разночтений при ее заполнении и обработке. Все вопросы и ответы к ним должны быть однозначно понятны респонденту и интерпретироваться им в знакомых для себя терминах, понятиях и образах, поэтому, если есть те или иные сомнения в правильности и корректности формулировок и утверждений, лучше их не употреблять, а если нельзя, но очень хочется, - оставлять вопрос открытым.

Как выразились когда-то классики «Для того, чтобы социологическое исследование обладало какой-либо прогностической ценностью, вопросы к респондентам необходимо сформулировать именно в той системе координат, в которой избиратели принимают решение. Для этого как минимум нужно иметь представление о реальных мотивах, которыми руководствуются избиратели, совершая выбор (модель электората). Если модель выбрана неправильно, то все исследование пройдет по принципу «в огороде бузина, а в Киеве дядька»: будет составлена анкета, проведен опрос, на вопросы которого избиратели честно ответят. И все эти ответы не будут иметь ни малейшего отношения к тому, как избиратели на самом деле проголосуют» (Евгений Малкин, Евгений Сучков).

Майорова Юлия, специалист по политическому анализу и прогнозированию, для "Стрелы"

You have no rights to post comments