Вторник, марта 05, 2024

putin_304x171_apОбщаясь в четверг с участниками Валдайского форума, Владимир Путин не исключил для себя возможности баллотироваться в 2018 году на четвертый, а с учетом президентства Дмитрия Медведева, когда он, по общему мнению, оставался фактическим лидером, на пятый срок.

"Не исключил" не означает "подтвердил", так что открывается широкий простор для предположений и версий.

Эксперты расходятся во мнениях. Одни уверены, что Путин в душе хочет править не только до 2024 года, но и пожизненно, а помешать ему ничто не может, другие полагают, что препятствия велики, и сам он пока ничего не решил.

"Путин пойдет на четвертый срок. Нет оснований считать иначе", - заявил Русской службе Би-би-си политолог Александр Морозов.

Его коллега Станислав Белковский уверен, что возможны варианты.

"Решение будет диктоваться многими факторами, от состояния экономики и уровня протестного движения до здоровья самого героя, которое, по разным данным, оставляет желать лучшего. На Валдайском форуме вчера не произошло ничего. По крайней мере, до осени 2015 года обсуждение этого вопроса в практической плоскости невозможно", - считает эксперт.

putin_fillon_304x171_reutersПо словам пресс-секретаря Путина, президенту пришлось отвечать на риторический вопрос экс-премьера Франции Франсуа Фийона

Существуют как минимум четыре причины, которые могли бы помешать новому президентскому сроку Путина. Первая - физическая форма. Тут анализировать нечего, и делать предсказания бессмысленно.

Вторая - кризис верхов и раскол элиты. Маловероятно. Путин, с одной стороны, "построил" и бюрократию, и бизнес, с другой стороны, дал всем по куску пирога и обеспечил фактическую несменяемость. С какой стати кто-то будет выступать против него, рискуя потерять все?

Третья - изменение электоральных настроений.

"Исторический опыт показывает, что при длительном авторитарном режиме население привыкает, приспосабливается, забывает, что вообще возможна какая-то иная власть и иная жизнь. В таких условиях даже недовольство не приводит к активным действиям. Несомненно, формируется активное меньшинство, состоящее из самостоятельных людей, но это именно меньшинство", - говорит Морозов.

"Протестные настроения будут нарастать, - возражает Белковский. - Успех Навального и победа Ройзмана тому красноречивое свидетельство. Власть надоела образованным горожанам, и изменить это невозможно, как невозможно было изменить отношение активной части общества к КПСС в конце 1980-х годов".

Четвертая, и, по оценкам аналитиков, самая существенная угроза - экономический кризис.

"Он уже разворачивается на наших глазах, - утверждает Белковский. - Минфин идет путем урезания бюджетных расходов, министр Алексей Улюкаев признает, что таким плохим положение в экономике не было с 2008 года. Мы видим непопулярные меры вроде введения "энергетического пайка", замораживания индексации зарплат и пенсий, фактической конфискации в бюджет пенсионных накоплений "молчунов". Неустранимая причина - гигантские масштабы коррупции. "Экономика роз" - распила, отката и заноса - тотально неэффективна даже при высоких ценах на нефть".

Александр Морозов замечает, что еще неизвестно, как поведет себя население при наступлении экономических трудностей - ополчится на власть или сплотится вокруг нее. К тому же на случай серьезного кризиса у Владимира Путина имеется убойный патрон - отставка правительства, которая создаст иллюзию обновления и породит надежды. Есть и другие способы отвлечь внимание общества, от досрочных парламентских выборов до перезахоронения Ленина.

"Владимир Путин попал в капкан, типичный для авторитарных лидеров, когда невозможно ни уйти, ни остаться, - рассуждает Белковский. - Оставаться нельзя, потому что каждый лишний год усиливает раздражение, а он очень хочет любви и высокой оценки его прежних заслуг. Уходить нельзя, потому что непонятно, на кого бросить это хозяйство, которое грозит развалиться при замене ключевой фигуры, цементирующей всю властную конструкцию".

"Не знаю, как он из этой дилеммы выйдет, - продолжает эксперт. - Насколько я могу судить, Владимир Путин психологически склонен откладывать решения до той поры, когда их уже нельзя не принимать".

Суд потомков

На Валдае Путин не исключил возможности помилования или амнистии обвиняемых по "болотному делу".

Это фигура речи, или президент всерьез думает о смягчении режима и диалоге с оппозицией?

Нации надо предложить что-то кроме принципа "лишь бы хуже не было". Требуется содержательная идея. На что поставит Путин: на модернизацию или на дальнейшее завинчивание гаек, консервативную мораль и антизападничество?

Думает ли он вообще о своем месте в истории или просто хочет править и решает сиюминутные задачи?

"Дело, по большому счету, не в Путине. Не кто будет после Путина, а что будет после него... Если хотя бы активное меньшинство консолидируется не вокруг лозунга отставки Путина, а вокруг перехода к парламентской демократии европейского образца, отказа от суперпрезидентской модели и вождистской парадигмы власти, страна сможет вырваться из порочного круга постоянного воспроизводства авторитаризма"

Станислав Белковский,
политолог

"Я уверен, что мнение потомков ему не безразлично, - говорит Белковский. - Он все время явно и неявно возвращается к собственной исторической роли, правда, в основном апеллирует к прошлому, упирая на то, что принял страну в состоянии хаоса и разброда. Мне также кажется, что в его планы не входит оставаться до самого конца, когда он будет восприниматься не как спаситель и архитектор стабилизации страны, а как человек, который ее разрушил".

"Ни о чем таком Путин не думает, - уверен Морозов. - Ключевое слово в его мышлении и практике - "капитализация". Все его основные достижения связаны с финансами: выход российских компаний на мировой рынок, укрепление банков, распространение потребительского кредита. Это у него получается, это постоянно находится в зоне его внимания. Внешнеполитические представления Путина, очевидно, сводятся к тому, что, если Россия будет богатой, с ней станут считаться. То, что связано не с деньгами, а с развитием общества, его никогда не интересовало. Он не размышляет над отвлеченными вещами вроде исторического выбора, национальной идеи, новой идентичности России".

Долгий путь

В ответ на критику бесконечного правления Владимира Путина прокремлевские комментаторы обычно отвечают, что это выбор большинства, как бы ни хотелось кому-то утверждать обратное.

Но если большинство делает такой выбор, не означает ли это, что оно не доросло до демократии и не понимает ее сути?

Демократия - не всенародное избрание царя, и не диктат большинства над меньшинством. Это плюрализм мнений и баланс интересов. Если лидер, даже реально эффективный и заслуженно популярный, проявляет авторитарные наклонности, граждане демократической страны должны насторожиться, а не восторгаться.

"Большинство россиян действительно не знают, зачем им демократия, - говорит Александр Морозов. - Они даже не поддерживают Путина, они не ходят голосовать. Пока лишь меньшинство понимает смысл демократии, принимает идею разделения властей, настаивает на прозрачности и состязательности экономики и политики. Оно может прожить жизнь невостребованным, как "шестидесятники", но хочется верить, что все-таки получит исторический шанс".

"Россия - страна с многовековой авторитарной традицией, и ждать, что она изменится в один день, было бы наивно, - считает Станислав Белковский. - В конце концов, восторги значительной части интеллектуалов по поводу Навального - это проявление той же традиции поиска хорошего вождя вместо плохого".

"Дело, по большому счету, не в Путине, - замечает он. - Не кто будет после Путина, а что будет после него - так должен стоять вопрос. Если хотя бы активное меньшинство консолидируется не вокруг лозунга отставки Путина, а вокруг перехода к парламентской демократии европейского образца, отказа от суперпрезидентской модели и вождистской парадигмы власти, страна сможет вырваться из порочного круга постоянного воспроизводства авторитаризма".

Комментарии   

0 #2 гость 24.09.2013 07:50
Валдайская доктрина Путина:
дремучее, воинственное, фундаменталистское самодержавие
0 #1 голос 22.09.2013 08:39
Человек со временем, как и все в природе, претерпевает изменения. Но прежде всего он должен сам к этому стремиться. Может действительно мир развивается по неизвестным нам законам, но в итоге он должен стать лучше. И это лучшее должно выкристаллизоваться из наших отношений к себе, обществу , природе... Хотелось бы верить в то, что: "все, что не происходит - все к лучшему!"

You have no rights to post comments