Среда, апреля 17, 2024

SyriaСегодня существуют признаки того, что международная коалиция западных государств во главе с Соединенными Штатами Америки твердо намерена осуществить военную интервенцию в Сирию с целью смены существующего в этой стране режима Башара Асада. Формальная причина — применение сирийской властью химического оружия против мирных жителей, в результате чего погибло свыше тысячи сирийских граждан.

Как известно, многочисленные независимые источники указывают на то, что 21 августа в пригородах Дамаска имел место ракетно-артиллерийский удар с применением химического оружия.

Кроме разведывательной информации США, есть свидетельства от международного и сирийского медперсонала, видеоматериалы, показания очевидцев, тысячи сообщений в социальных сетях, по крайней мере — из 12 различных пунктов пригородов Дамаска, репортажи журналистов, а также данные от неправительственных организаций, которые заслуживают доверия. Согласно предварительному заключению правительства США, в результате химического нападения погибло 1429 человек, в том числе не менее 426 детей, при этом численная оценка, безусловно, не является окончательной.

Вопрос удара по Сирии вызывает неоднозначную реакцию в мире, который фактически разделился на несколько лагерей.

Первый лагерь во главе с Россией, собственно Сирией и, частично, Китаем считает, что никакой химической атаки, вследствие которой пострадали мирные сирийские жители, вообще не было. Это — провокация западных государств во главе с Соединенными Штатами, которые стремятся свергнуть режим Башара Асада, заменив его на очередную политическую марионетку Запада.

У каждой страны в этой антизападной игре существует свой интерес. Так, например, Россия имеет тесные связи с правительством Башара Асада — она поставляет его армии оружие, а в сирийских портах базируются российские военные корабли. Сирийский порт Тартус — предпоследняя база российского военно-морского флота за рубежом. Последняя — в Севастополе.

Россия осознает, что политический переворот в Сирии окончательно выбьет ее из этого важного с геополитической точки зрения региона. Хотя не исключено, что в случае проведения Россией масштабных переговоров с Западом, президент Владимир Путин сможет изменить непоколебимую российскую позицию и согласиться на принятие Совбезом ООН соответствующей резолюции о нанесении точечных ударов по Сирии. Это будет сделано только в случае, если российская сторона получит от Запада очень конкретные политические или экономические преференции. Например, получит подтверждение того, что Украина, Молдавия и Грузия не подпишут соглашение об ассоциации с Европейским Союзом.

Второй лагерь возглавляют США и Франция, которые настаивают на необходимости нанесения ограниченного военного удара(limited punitive strike) по войскам Сирии, которые в нарушение всех возможных международных договоров и конвенций применили против собственных граждан химическое оружие. Однако президент США Барак Обама не хочет выступать единоличным инициатором начала войны в Сирии. Ему необходимо сделать решение о нанесении ударов по Сирии международно легитимным. Для того, чтобы оно стало таковым, необходимо, чтобы Совет безопасности ООН единогласно согласился применить военную силу против Сирии. По оценкам аналитиков группы глобальной разведки Geostrategy, Совбез ООН вряд ли одобрит любой вариант вооруженной интервенции в Сирию из-за сопротивления такому решению со стороны России — одной из пяти постоянных членов Совета. (Москва же, вместе с Китаем, ранее заблокировала два предыдущих проекта решения по сирийскому вопросу).

Но и в самой Западной коалиции сегодня не существует полного согласия. Так, например, британский парламент не поддержал инициативу Вашингтона о нанесении точеных атак по правительственным сирийским войскам. США были разочарованы такой позицией британских законодателей. «Страны, нарушающие международные нормы в отношении химического оружия, должны нести за это ответственность», — говорится в заявлении Вашингтона, обнародованном в ответ на решение британского парламента не участвовать в военных действиях в Сирии.

Syria_copy

Какие силы могут быть развернуты союзниками по «антисирийской коалиции»?

Судя по сведениям из открытых источников, США и страны коалиции могут начать военную операцию против Сирии даже без соответствующего решения СБ ООН. Если это произойдет, в такой военной операции могут быть задействованы следующие военные силы союзников:

— четыре эсминца ВМС США: USS Gravely, USS Ramage, USS Barry и USS Mahan — находятся в восточной части Средиземного моря, имеют на вооружении крылатые ракеты;

— авиабазы Инджирлик и Измир в Турции, а также базы в Иордании могут быть использованы для осуществления бомбежек;

— два авианосца: USS Nimitz («Нимиц») и USS Harry S. Truman («Гарри Трумэн») — находятся в регионе;

— французский авианосец «Шарль де Голль», находится в порту Тулон на Средиземном море;

— французские истребители «Рафаль» и «Мираж» могут быть вызваны с авиабазы на территории Объединенных Арабских Эмиратов.

Что Сирия может противопоставить военной агрессии?

На сегодняшний день численность сирийских военнослужащих, задействованных в сфере противовоздушной обороны, составляет около 54 тысяч человек. Это практически вдвое больше аналогичных военных формирований, которые имел покойный Муаммар Каддафи во время сопротивления операции НАТО в 2011 году.

Система воздушной обороны Сирии состоит из противовоздушных подразделений № 24 и № 26, которые обладают тысячами зенитных орудий и более чем 130 ракетно-зенитными комплексами. Кстати, отдельные ракетно-зенитные комплексы, такие как SA-2 (С-75), SA-3 (С-125), SA-5 (С-200), SA-6 («Квадрат») и SA-8 («Оса») были на вооружении армии Каддафи. Однако их количество в Сирии значительно больше, к тому же с помощью Ирана они были существенно модернизированы.

Также в сирийской армии на вооружении находятся российские комплексы противоракетной обороны современного производства. В частности, в период с 2007 по 2010 годы Иран выделял средства на приобретение Сирией 50 российских зенитно-ракетных комплексов SА-22 (модифицированный комплекс «Панцирь-С1»). Также есть информация о том, что российская сторона может дополнительно поставить Сирии зенитно-ракетные комплексы нового поколения С-300 ПМУ-1 (по терминологии НАТО — SA-10 Grumble). Сирийская армия также имеет около 400 единиц другого зенитного оружия различных модификаций.

Это дает основания аналитикам Geostrategy утверждать, что проведение странами Западной коалиции воздушных точечных ударов может натолкнуться на серьезное сопротивление сирийских вооруженных сил.

Существующие риски для Украины

Существует серьезный геополитический риск, что в случае нанесения ударов по территории Сирии Иран может напасть на Израиль. А это вызовет цепную реакцию в очень нестабильном регионе Ближнего Востока и Северной Африки, которые могут «загореться» региональными конфликтами. Это, в свою очередь, может привести к перебоям с поставками энергоресурсов — нефти и газа. Чем, скорее всего, не применет умело воспользоваться Россия, компенсируя мировой дефицит энергоресурсов продажей собственных нефти и газа, цена которых, вероятно, резко увеличится.

Похоже, что сегодня Соединенным Штатам война в Сирии нужна меньше всего. Барак Обама не хочет войти в историю как президент, который стал инициатором масштабных беспорядков на Ближнем Востоке. Он хорошо помнит историю своего предшественника Билла Клинтона, который в 1998 году принял решение о нанесении ударов по Судану и Афганистану, целью которых была борьба с террористической организацией Аль-Каида. Как показала история, такие американские акции ни к чему, кроме усиления Аль-Каиды, не привели.

Однако Барак Обама также убежден, что в сегодняшнем мире должно существовать государство, которое может наказать диктаторские режимы в случае совершения ими преступлений против собственных граждан. И это государство — США. Американский президент фактически сам определил свою стратегию по Сирии, когда заявил, что применение режимом Башара Асада химического оружия против собственных граждан станет красной чертой. И если Асад ее переступит, Запад получит право нанести удары в ответ. Это время для Барака Обамы пришло.

Украину, которая продолжает быть газо- и нефтезависимым государством, такая ситуация категорически не устраивает. Эскалация конфликта может привести к подорожанию нефти до 150 долларов за баррель (сейчас — 113 USD/баррель, Brent). Только в течение одного месяца это приведет к росту цены на бензин примерно на 10-20%.

Подорожание нефти повлечет за собой увеличение цены на газ, поскольку при расчетах цены газа Россия использует базовую цену на нефть. Таким образом, к концу года Киев может оказаться вынужден платить за тысячу кубометров российского газа около $500.

Очевидно, что существующие в Украине связи с Сирией, в том числе в политической и экономической сферах, также будут полностью разрушены. С приходом в Сирии к власти нового руководства Киеву необходимо будет начинать черновую работу по налаживанию новых контактов на всех уровнях. Вместе с тем, украинские предприятия могли бы рассчитывать на получение выгодных контрактов на восстановление разрушенной в результате затяжной войны инфраструктуры Сирии. Но для этого нужна серьезная системная работа.

Пока что, учитывая указанные выше тенденции, аналитики группы глобальной разведки Geostrategy не могут избавиться мысли, что за использованием сирийским руководством химического оружия против собственных граждан могли стоять страны, которые заинтересованы в росте мировых цен на энергоресурсы (в первую очередь, речь идет о России). Сами эти страны хотели бы разжечь пожар на Ближнем Востоке и, как следствие, сорвать поставки энергоносителей из этого региона, что позволило бы сделать их собственные энергоресурсы незаменимыми на мировых рынках.

Геополитические последствия

Как уже отмечалось выше, война против Сирии будет иметь также ряд долгосрочных геополитических последствий, которые, в частности, сводятся к следующему:

1. В случае начала военной интервенции против Дамаска, резко радикализируется Иран, выступающий твердым союзником Сирии. Известно, что именно через Сирию руководство Ирана имеет возможность влиять на развитие палестинско-израильского конфликта, на внутреннюю ситуацию в Ливане и некоторых странах Северной Африки. Если такая возможность будет потеряна, Иран может потерять не только все достижения, полученные со времени падения режима Саддама Хусейна (шиитская часть Ирака уже рассматривается как иранский протекторат), но и полностью потерять контроль над этим жизненно важным регионом.

В случае начала войны в Сирии и изменения ее политического режима, на пространстве от Азербайджана до границ Саудовской Аравии возникнет так называемый «санитарный кордон», неподконтрольный Тегерану. А это может значительно радикализовать поведение иранского руководства, которое и без того раздраженно запуском Саудовской Аравией нефтепровода в обход Ормузского пролива. Этот нефтепровод лишил Иран возможности контролировать проход танкеров с нефтью из Персидского залива, из которого идет более 30% мирового экспорта нефти морскими путями.

Аналитики Geostrategy не исключают, что в случае, если Иран будет со всех сторон обложен «красными флажками», его поведение на международной арене станет напоминать поведение раненого зверя, способного на резкие и даже агрессивные действия .

Ormuz

Для информации: Ормузский пролив — узкий стратегически важный пролив, соединяющий Оманский залив на юго-востоке с Персидским заливом на юго-западе. Северное побережье принадлежит Ирану, а южное — Объединенным Арабским Эмиратам и полуанклаву Омана. Длина — 195 км, ширина — 54 км, средняя глубина — 27,5 м, максимальная глубина — 229 м.

Пролив разделен на два транспортных канала, шириной около 2,5 километров каждый, отделенных друг от друга 5-километровой буферной зоной. До последнего времени пролив был единственным морским путем, позволявшим экспортировать арабский газ и нефть в третьи страны, в частности в США. По данным подразделения морской статистики Lloyd’s, в 2006 году через Ормузский пролив проходило 33% глобального экспорта нефти по морю. Если учитывать нефтепродукты, то на долю пролива приходится около 40% глобального экспорта нефти по морю. В среднем, около 15 танкеров, перевозящих 16,5 −17 миллионов баррелей сырой нефти, проходят через пролив ежедневно.

2. Другая проблема связана с тем, что в результате военного вмешательства в Сирию и изменения в этой стране существующего политического режима, может начаться гражданская война в Иордании и возобновиться война в Ливане. Если власть в Сирии получат исламисты, они попытаются распространить свое влияние на Иорданию, в которой и так достаточно сложная внутренняя политическая и экономическая ситуация. То же касается и Ливана.

3. В случае захвата власти в Сирии представителями крайних исламистских движений Израиль окажется в очень сложном военно-политическом положении. Распространение крайних исламистских движений в регионе заставит Израиль перейти к высшей фазе боевой готовности, поскольку риски нападения на Израиль таких стран как Египет, Иордания, Ливан или Сирия вырастут в десятки раз. Например, вполне вероятно, что ливанское движение Хезболла, поддерживающее президента Сирии Башара Асада, может мгновенно ответить на агрессию против Сирии рядом ударов по израильской территории. Такое, кстати, уже случалось в современной истории Израиля, например в 1956 и 1963 годах. Израиль выходил из подобных ситуаций с помощью проверенных средств — крупных региональных войн.

Подытоживая изложенное, приходится констатировать, что демократические события «Арабской весны» 2011 года пока не принесли регионам Ближнего Востока и Северной Африки желанного покоя.

Зато геополитическая карта регионов постепенно меняется, в результате чего с Ближнего Востока постепенно вытесняется Россия, зато готовится плацдарм для закрепления в странах региона политических режимов, лояльных к Западу и... Китаю, стремящемуся получить доступ к залежам энергетических ресурсов Ближнего Востока и Северной Африки.

Источник: fraza.ua

You have no rights to post comments