Пятница, мая 24, 2024

95(Продолжение. Начало см. в Нелигитимность выборов)

Общая делегитимизация и искажение выборного процесса, выражающаяся в намеренном извращении и нивелировании всех его процедур, включая сам акт голосования и подсчета голосов, имеет целью не только и не столько срыв парламентских выборов на Украине, но получение нелегитимного и недееспособного парламента, не могущего приступить к работе вследствие официального и (или) общественного непризнания результатов голосования (и выборов в целом).

Именно поэтому (по причине присутствия подобного политического сценария в общественно-политической жизни страны) нынешним парламентским большинством предусмотрена страховка, страховка от форс-мажора, – продление официальной рабочей сессии шестого созыва ВР вплоть до декабрьских морозов («вторая серия» 2004 года, причем с куда более острым сюжетом» http://ord-ua.com/2012/09/03/verhovnaya-rada-zhizn-posle-smerti/).

Другой стороной этого сценария (элементом) является искусственная поляризация, расшатывание украинского общества (когда «відбувається оформлення двух (и более – Ю.М.) Україн, які протиставляються одна одній» - профессор НАУКМА Владимир Панченко в программе «Час. Підсумки дня», 25.09.2012) с помощью принятия провокативных законодательных актов и постановлений.

Так, «те, що діється з мовою зараз (с законом о языках, - Ю.М.) – є лише метонімією (замещением целого его частью – Ю.М.), як кажуть філологи, отже частиною замість цілого, чи синекдохою, загальної ситуації: ідеться про те, що нинішня влада на повну силу нищить все українське в країні, яка називається Україною», заявил в эфире 5 канала известный украинский филолог, искусствовед Вадим Скуратовский, а его коллега Владимир Панченко, профессор НАУКМА, выразился так: «Мова і ситуація с законом – це один із елементів сценарію, в якому передбачено далі федералізацію, другу державну мову, а потім, гляди, взагалі дезавуалювання і в повному сенсі дезінтеграцію України» - программа «Час. Підсумки дня», 25.09.2012).

«Радуетесь жизни, а мы Вам добавим тонуса», - заявил неделю назад пан Чечетов на пресс-конференции по поводу закона о клевете в «Известиях» - http://intv.ua/video?v=29374.

Недееспособность и паралич законодательной ветви власти, на фоне международной изоляции Украины и (или) ее высших должностных лиц (т.е. исполнительной власти!), а также искусственно созданная (инспирированная) поляризация украинского общества  может привести к самым разнообразным последствиям.

Так, инициаторами данного сценария («створінням, яке облаштовує оцей весь скандал» - http://www.youtube.com/watch?v=UA4fIzZNw5g&feature=plcp) может быть предложена совершенно иная конфигурация органов государственного управления и новая форма государственного устройства Украины. Если судить по сопутствующим избирательной кампании процессам (закон о региональных мовах, другие законопроекты), то речь идет о федерализации Украины и об утрате ею унитарного статуса (а также всех соответствующих институций, включая президентскую вертикаль в нынешнем ее виде).

Новой конфигурацией органов власти на Украине, например, может быть предусмотрено, премьерская форма правления, избрание президента парламентом, двухпалатный парламент, еще куча других вещей, для которых (и по которым) нынче избираемые народные «избранники» не предусмотрены. Причем продвижение и оформление подобных предложений по «государственному строительству» («перезагрузке») может быть осуществлено и не положенным по закону, конституционным, образом – а с помощью совещательных органов и инициатив, являющихся местом сбора  («стрелкой») весьма узкого круга лиц.

С другой стороны, такой сценарий раскрывает дополнительные возможности и ресурсы для других политических игроков, не включенных в нынешнюю политическую игру, и даже для их реанимации, если они сумеют воспользоваться моментом и переломить ее ход (мы, например, очень на это надеемся).

Именно в таких нелинейных условиях проходит нынешняя избирательная кампания с неизвестным итогом и результатом. Ясно одно - после выборов, исходные параметры, фон и декорации политической игры изменяться и страну ожидают новые зрелищные постановки и режиссерские задумы.

Что из полученного в ходе данных выборов можно с той или иной выгодой конвертировать в новый, изменившийся мир (в мир «после выборов»)? Понятно, что наиболее сложной, многофакторной трансформации подвергнуться нематериальные, символические ресурсы, добытые в ходе избирательной кампании теми или иными игроками.

Так, электоральная победа на нелегитимных выборах – это что? Признак реального  электорального доверия или незаконных манипуляций? Ведь даже у лиц (и партий) со стабильным политическим рейтингом и высоким уровнем узнаваемости после нынешних выборов могут возникнуть проблемы с собственным позиционированием. Собственно говоря, процесс оборачивания (обращения) электорального рейтинга в политический капитал на новом этапе политической игры (новом «поле для гольфа») для тех или иных игроков (участников нынешних выборов) будет происходить сугубо индивидуально.

Старые, маститые акулы, а-ля крупные партии, известные и широко узнаваемые мажоритарщики могут с помощью результатов голосования и своих конкретных процентов доказать или опровергнуть свое право на дальнейшее политической существование – для них, вопрос заключается, прежде всего, в степени убедительности (летитимности) данных цифр. Новенькие, с помощью тех или иных впечатляющих процентов (безотносительно, к тому являются ли они официальными победителями или нет), смогут заявить свои права на политическую жизнь и диспозицию. Для них вопрос наиболее эффективного использования данных выборов практически отождествляется с вопросом достижения максимального электорального результата, могущего поразить рядового обывателя своей весомостью и материальностью (в силу описанных выше обстоятельств, а именно высокой вероятности непризнания результатов выборов, безоговорочная победа любой ценой и за любые «бабки» для таких участников политического процесса в качестве безусловной цели не стоит). Соответственно, и цена вопроса – а именно ее главного элемента: стоимости избирательных комиссий - для таких участников разная.

И если для первых, главным является вопрос контроля за своими членами комиссий, и за соответствие ИТОГОВОЙ КАРТИНЫ голосования ее предварительному наброску (МОДЕЛИ), то для вторых – вопрос коренится в целесообразности и оправданности вербовки (перевербовки) ЧУЖИХ членов комиссий (упрощенно он звучит так: нужно ли пытаться договориться с агентами влияния провластной группировки в том или ином локальном сообществе, если результат голосования не столь уж высок?)

И вот ответ именно на этот вопрос и может дать экзит-полл – опрос проголосовавших избирателей в день голосования непосредственно у избирательных участков, отражающий реальную картину голосования в течения дня голосования.

Майорова Юлия, специалист по политическому анализу и прогнозированию,

специально для "Стрелы"

You have no rights to post comments