Пятница, мая 24, 2024

toporВзрыв в запорожской церкви в 2010 году, два взрыва в Макеевке, подрыв прошлой осенью урн в Днепропетровске и Харькове – все эти инциденты больше напоминали абсурдную и анекдотичную игру в терроризм и были для украинцев, скорее, не поводом «бояться», а эдакой «новинкой». Не самой яркой - на фоне массовых жертв терактов в России и Беларуси. Однако апрельская серия терактов в Днепропетровске повергла Украину в шок и укрепила подозрения в использовании террористической угрозы в качестве политтехнологи – пусть и (судя по «не масштабности» разрушений и жертв) только лишь ее лайт-версии.

Однако украинские власти и в расследовании этого дела пошли по стопам ближайших соседей. 1 июня сначала Генпрокурор Пшонка заявил о задержании четырех подозреваемых в совершении взрывов. А после Президент Виктор Янукович – без суда и следствия, позабыв о такой вещи, как презумпция невиновности - поздравил силовиков с раскрытием преступления.

«Свобода» невиновна?

Кого именно задержали правоохранители, прокурор не сообщил. Ранее «пролившаяся» в СМИ информация о том, что это «люди» ВО «Свобода», не подтвердилась.

Еще в начале мая советник главы организации Андрей Денисенко, допрашиваемый в днепропетровском облуправлении, сообщал, что «содержание вопросов, которые мне задавали, четко свидетельствует о попытке спецслужб сфабриковать версию о причастности оппозиции, в частности «Свободы», к организации терактов в Днепропетровске».

Но уже сегодня в комментарии «Главкому» член политсовета партии Юрий Сыротюк отметил: «У нас нет информации, чтобы наших членов задерживали по подозрению в организации взрывов в Днепропетровске. Раньше наших активистов вызывали на допросы, пытались как-то связать их с прошедшим, но дальше дело не пошло. Наши люди не причастны к этим событиям, и правоохранителям не удастся на них это повесить».

Тем не менее, по утверждению Пшонки, «есть доказательства того, что все четыре человека – непосредственные участники этого преступления… Сегодня следствие также выясняет, насколько политические симпатии связанны с совершенным ими преступлением». Сейчас проводятся следственные действия при участии защиты, а квалификация «терроризм» подтверждается.

Инцидент бы не вызвал такого резонанса, но Виктор Федорович не удержался и на радостях – не дожидаясь, пока «подозреваемые» передут в разряд «преступников» - поздравил силовиков с раскрытием дела, чем возмутил всех правоохранителей страны.

Янукович нарушил презумпцию невиновности

«Как так можно, фактически назвать людей преступниками, если их вина еще не доказана? – задается вопросом сопредседатель Харьковской правозащитной группы Евгений Захаров. – То, что сделал Янукович, это нарушение презумпции невиновности, нарушение права на суд – права совершенно очевидного и априорного. Даже если есть неопровержимые доказательства, этого делать нельзя. Признавать виновными людей может только суд. Однако в последние два года ситуация у нас в стране складывается таким образом, что судьи превращаются в исполнителей чужой воли, особенно, в таких резонансных процессах. Все это нарушение основополагающих принципов права».

Правозащитник Эдуард Багиров также был обескуражен словами гаранта: «По законодательству Украины, а также нашей практике и практике других стран мира, любого человека можно обвинить в совершении уголовно наказуемого преступления только после того, как прошли стадии следствия (предварительного, судебного) и приговор вступил в законную силу. Только после того, как международного террориста бен Ладена уничтожили, Президент Америки вышел и сказал: «Это случилось». Только после того, как военный преступник Муаммар Каддафи был уничтожен, лидеры государства сделали заявление - уже постфактум. У нас, к сожалению, министры, президенты делают заявления заранее». По мнению эксперта, с одной стороны, такой подход можно считать правильным – «они так успокаивают общество». Но с другой – «эти слова не имеют юридической силы».

«Это хорошо, что СБУ, оперативники поработали, нашли подозреваемых, хочу подчеркнуть этот статус – именно подозреваемых, что они проводят следственные действия. Мы благодарны всем работникам СБУ, - отмечает Багиров. - Но называть людей преступниками до вступления приговора суда в силу нельзя. Таким образом, мы просто ставим под сомнение законность работы такой структуры как суд и правоохранительные органы. Зачем нам милиция, СБУ, прокуратура, зачем нам суды первой, второй, третьей инстанции, если можно любого задержанного назвать преступников, просто выйти и назвать фамилию?».

Геннадий Москаль предложил вспомнить взрывы в церкви в Запорожье в 2010 году и его «виновников»: «Так же у Януковича доказывали, что задержали пономарей, которые собрали взрывное устройство, а когда им дали макет, они его даже, как «Лего», собрать не могли».

Юрист Татьяна Монтян в словах Януковича увидела лишь неудачную попытку пропиариться – на таком «успешном» деле, как поимка террористов: «Президент попиарился, на что не имел никакого права. Поскольку, если кого-то задержали и даже если это, действительно, виновные люди во взрывах, точку в истории должен поставить суд. И кого-то благодарить можно только после вступления приговора в законную силу».

По белорусскому сценарию

Ряд политологов назвали днепропетровские взрывы повторением российского предвыборного сценария, ряд провели аналогию с белорусским терактом в метро и механизмом «успешного» завершения дела.

О раскрытии теракта в минском метро белорусский Президент заявил заранее: «Сегодня в 5:00 утра преступление было раскрыто. Чекистам и милиции понадобились сутки, чтобы в 9:00 провести блестящую операцию и без шума и трескотни задержать исполнителей… Я исключительно благодарен сотрудникам КГБ, нашей милиции, сотрудникам прокуратуры, всех силовых структур за проведенную работу».

«Виновные должны понести самое суровое наказание», - отметил глава РБ. И намек-приказ был понят правильно. Дмитрий Коновалов и Владислав Ковалев были казнены, невзирая на недовольство Запада и граждан страны – многие до сих пор уверены, что из «террористов» силовики выбивали показания.

Формулировки Виктора Федоровича не слишком отличаются от речей своего коллеги: «Я хотел поблагодарить всех, кто принимал участие в раскрытии этого преступления, - сказал украинский Президент. – Это очень важно и необходимо. Очень важно, чтобы мы с вами учли этот досадный случай терроризма в нашей стране по время дальнейшей работы, для обучения наших специальных подразделений и своевременного реагирования в таких случаях».

Насколько же похожими могут оказаться дальнейшие сценарии развития событий?

Самого сурового наказания украинским террористам опасаться не стоит – считает юрист Татьяна Монтян: «Янукович же не приказал их немедленно расстрелять. Он просто сделал ту же глупость, которую делали до него все высшие должностные лица. Побежал впереди суда и впереди вступления приговора в законную силу».

Однако такую «благодарность» Януковича «заранее» некоторые эксперты зачли, как еще один признак того, что Украина плавно «превращается» в Беларусь-2.

Политолог Петр Олещук так выразился по этому поводу в своем Фейсбуке: «Президент Виктор Янукович поблагодарил силовиков за раскрытие взрывов в Днепропетровске. То, что кагбэ должен быть суд. То, что на суде человека (в теории) кагбэ могут оправдать. То, что до суда он не считается виновным - все это досадные «детали». Теперь судья должен быть нереально принципиальным человеком, чтобы не воспринять это как прямое указание «посадить во что бы то ни стало». Белоруссия-2. Если не хуже».

1937-й год возвращается?

Бывший посол Украины в Беларуси Роман Безсмертный также сравнил «инцидент» с украинскими террористами с ситуацией в Минске: «В действиях Украины и Беларуси можно найти и повторение слов, и повторение процессов. Так же Лукашенко поздравлял с раскрытием террористического акта в метро, хотя до сегодняшнего дня общество не приняло озвученную им версию. У нас – дело ясное. Теперь уже все здесь действует по закону жанра тоталитарного общества: и механизмы раскрытий, и суды».

По его словам, «события в Днепропетровске с начала развития заложили недоверие не только в окончательное решение, а и к действиям, которые осуществлялись правоохранительными органами. Общество не верит не только милиции, не только правоохранительным органам, но и Президенту. Будет он поздравлять и благодарить или не будет поздравлять, раскроют это дело в Украине или нет, общество свое негативное отношение к власти уже сформировало».

«Мне это напоминает 1937-й год, - отметил правозащитник Эдуард Багиров. – Когда НКВД задерживало людей, а все соседи говорили: он уже виновен, раз за ним пришли, значит, он виновен, он преступник. Нельзя вводить такую практику в Украине, чтобы обвинять человека только по задержанию. Ежегодно в Украине задерживаются десятки тысяч людей, которые даже в СИЗО попадают, но потом выходят на свободу как невиновные».

По мнению эксперта, «Лукашенко, как Президент, самый экзотический фрукт среди всех президентов мира. Его заявления можно отнести или к разряду комиксов и анекдотов или же к серьезной трагедии. В случае с Лукашенко после его заявления силовые структуры, так сказать, активизируют свою работу. Что будет у нас? Надеюсь, что в Украине дело не дойдет до того, чтобы заявлениями Президента, премьеров, спикера парламента люди получали однозначный приговор».

Хочется верить, что наказанными будут реальные террористы. Но слишком много мы знаем случаев, когда совершенно невиновный человек попадает в милицию, его там сутками пытают, понуждая подписать признание. Если есть признание, а Президент уже вынес людям приговор, то какой судья станет искать правду и разбираться в ситуации? Тем более, что именно на Банковой сейчас все нити от судебной системы страны.

Екатерина Пешко, «Главком»

You have no rights to post comments